Шведские «воровские» копейки

Фальшивомонетничество в России » Шведские «воровские» копейки

Страница 1

Работа Новгородского денежного двора продолжа­лась все годы шведской оккупации. Надо отдать должное шведскому военному командованию — в течение 1612, 1613, и 1614 годов оно смогло удержать стабильную весовую норму из расчета 360 копеек из гривенки, хотя в Москве и Ярославле с осени 1612 года перешли к чеканке по че­тырехрублевой стопе. Причины такой «добропорядоч­ности» шведских оккупантов лежали, прежде всего, в экономических возможностях Новгородского двора. Во время шведского присутствия новгородское купечество получило свободный доступ к балтийской торговле. Большие заказы на чеканку монеты поступали как от частных лиц, так и от военного шведского командова­ния. и самого главнокомандующего Якова Делагарди. Далее нужно учитывать, что новгородско-псковский ареал денежного обращения в годы оккупации оказался практически в полной изоляции, так как военные дей­ствия и партизанская война свели к 1615 году почти на нет торговые сношения Новгородской земли с остальны­ми русскими городами.

Изменение в 1615 году направленности шведской по­литики, то есть отказ от намерения мирным путем включить Новгород в состав Шведского королевства, немедленно сказалось на денежном деле. В марте 1615 года вес новгородской копейки снижается — из гри­венки начинают чеканить не 360, а 390 копеек. Весовая норма копейки при такой чеканке составляла 0,52 грам­ма; он снизился по сравнению с весом копейки трехруб­левой стопы на три четверти новгородской старой почки (около 0,15 грамма). Изменился и внешний вид копеек - для

лицевой стороны ее был использован старый лицевой маточник времени Лжедмитрия I с датой НРП (Новгород 113== 1605 год), для оборотной — старый оборотный маточник с именем Василия Ивановича.

В выпуске копеек, начиная с 1615 года, явственно сказалось новое отношение шведского командования к Новгороду. Во-первых, уже само сочетание датирован­ного 1605 годом лицевого маточника с именем царя Василия Шуйского, который начал царствовать с 1606 го­да, свидетельствовало о небрежном отношении к чекан­ке и нежелании соблюдать хоть какие-то правила русского денежного дела. Во-вторых, вес их стал гораз­до ниже нормативного и явно уменьшился не на три четверти, а на целых две старых новгородских почки (вес копеек при этом оказался равным не 0,52 грамма, что соответствовало бы норме, а 0,48 грамма).

И, наконец, видимо в 1615 году, шведское командо­вание обратилось к чеканке фальшивых монет. Фальши­вые монеты эти были особого свойства. Извлечение выгоды из выпуска их основывалось на массовых опера­циях по выкупу старых копеек трехрублевой стопы. За них давались новые копейки четырехрублевой стопы. Все копейки, доселе находившиеся в обращении, нес­шие имена Ивана, Федора Ивановича, Бориса Федоро­вича, Дмитрия Ивановича, Василия Ивановича и даже Владислава Жигимонтовича, то есть копейки, чеканка которых происходила из расчета 300 копеек из гривен­ки, население обязывалось менять на новые, с именем Михаила Федоровича, чеканенные по четырехрублевой стопе. На руки сдатчики получали наддачу по 10 новых копеек на рубль старых. Операции по обмену происхо­дили во всех городах Русского государства.

Когда весть

об этом докатилась до Новгорода, здесь уменьшили вес копеек, при­близив его к норме четырехрублевой стопы, и тоже на­чали обмен старых копеек на новые. Тогда же началась чеканка фальшивых копеек, подражавших монетам трехрублевой стопы. Чеканка велась на Новгородском денежном дворе, следовательно, ее никак нельзя отнес­ти к «воровству» отдельных злоумышленников. «Воров­скими» снастями была пара наново вырезанных маточ­ников: лицевого с буквами ПС и оборотного с именем Дмитрия Ивановича, но с ними вместе в работе оказал­ся старый новгородский оборотный маточник с именем Василия Ивановича. Это свидетельствует о том, что чеканка фальшивых копеек велась с ведома и, видимо по распоряжению официальных властей. Вес «воровских» копеек, конечно, стал намного ниже нормативного веса копеек трехрублевой стопы. Выгода от чеканки таких копеек была очевидна, легковесные копейки менялись на легковесные же, но с наддачей, согласно установившемуся порядку обмена старых копеек трехрублевой стопы на новые, четырехрублевой стопы. В казну шведского командования шла двойная прибыль.

Страницы: 1 2

Больше по теме:

Развитие валютной системы в Республике Беларусь и проблемы ее регулирования
За последние годы в республике сложилась сложная валютная система, при которой стало возможным существование нескольких валютных курсов, что выражается в различных значениях фактического обменного курса белорусского рубля, применяемого к ...

Структура кредита
Кредит состоит из элементов, находящихся в тесном взаимодействии друг с другом. Такими элементами являются прежде всего субъекты его отношений. В кредитной сделке субъекты отношений всегда выступают как кредитор и заемщик. Становление кр ...

Сложность формирования системы во время кризиса
Ошибочно было бы связывать понятие "кризис" с тем, что произошло в нашей экономике 17 августа прошлого года. С самого начала рыночных реформ Россия стала страной постоянных кризисных явлений. И банковская система России изначаль ...